Историко-филолгический факультет БГПУ
Археология в Приамурье

Одним из наиболее успешных направлений в развитии историко-филологического факультета является краевая археология. История археологии в Амурской области охватывает почти полвека и связана с деятельностью Археологической лаборатории.

Археология как научная дисциплина стала развиваться в Благовещенском государственном педагогическом университете в начале 1960-х годов. В следующем году исполнится 50 лет с начала стационарных археологических исследований на территории Приамурья Дальневосточной археологической экспедиции под руководством всемирно известного ученого-археолога Алексея Павловича Окладникова. Между тем, нельзя считать, что до 1961 года археологов, да и просто людей, неравнодушных к истории своего края, не интересовало его далекое прошлое.

Первые русские землепроходцы XVII в. встретились с местным населением и описали жизнь, быт, хозяйство дауров, дючеров и других племен, проживающих по берегам Зеи и Амура. Именно в их отписках мы находим сведения о памятниках археологии, в частности, знаменитом Тырском утесе, о котором казаки рассказали русскому синологу, дипломату и путешественнику Николаю Спафарию, а через него они попали в «Чертежную книгу Сибири» С.У. Ремезова. В XVIII в. академик Г.Ф. Миллер попытался провести раскопки на р. Шилке, описал большое количество курганов и укрепленных поселений Верхнего Приамурья. Исследователи XIX века А.Ф. Миддендорф, Р.К. Маак, И.А. Лопатин, П. Кафаров в своих трудах не только упоминали о памятниках археологии, проводили обмеры, описание, но, иногда, пытались связать их с историческими периодами и племенами, известными по древним китайским летописям.

Первый генерал-губернатор Приамурья Н.Н. Муравьев, сплавляясь по Амуру и сделав остановку у албазинской крепости XVII в, не удержался и отдал приказ своим подчиненным кольями раскопать часть крепостного вала и прилегающей к нему территории...

Н.Н. Муравьев-Амурский 

Человеком, которого по праву можно назвать первым амурским археологом, нужно считать Алексея Яковлевича Гурова. Он, с 1899 по 1931 годы, обследовал, описал и нанес на карту несколько десятков разновременных памятников археологии. Собранные им материалы стали основой коллекций Хабаровского и Благовещенского музеев. Археологическую карту левобережья Амура от г. Благовещенска до станицы Екатерино-Никольской, составленную им, и сегодня можно видеть в экспозиции Амурского областного краеведческого музея.

Алексей Яковлевич Гуров

Огромный вклад в дело изучения археологических памятников Амурской области внес Григорий Степанович Новиков-Даурский. С 1928 года он постоянно выезжал в районы области, где обследовал, описывал, составлял планы памятников и собирал подъемный материал. К 1961 году им было обработано свыше 200 памятников археологии, написано 50 статей и подготовлен сборник статей, который А.П. Окладников назвал путеводной звездой для многих археологических экспедиций.

Григорий Степанович Новиков-Даурский 

В 1961 году А.П. Окладников вовсе не был новичком-исследователем на амурской земле. Еще в 1935 году им было обследовано нижнее течение Амура от г. Хабаровска до Николаевска и выявлено около 200 памятников археологии, составлена археологическая карта пройденного пути.

  

Алексей Павлович Окладников 

В 1954 году А.П. Окладников осуществляет новую экспедицию, теперь по Верхнему Амуру. На простой весельной деревянной лодке, его небольшой отряд прошел от Сретенска до Благовещенска, проводя сплошное обследование левобережья Амура. Вновь выявлены десятки стоянок, селищ, городищ и могильников прошлых эпох, составлено представление о древних культурах региона. В.Е. Ларичевым – учеником А.П. Окладникова обследована и снята на кальку скала с наскальными рисунками на р. Архаре. В 1957 году, в составе международной советско-китайской комплексной экспедиции по определению наиболее удобных мест для строительства ГЭС на Амуре, работал Э.В. Шавкунов, впоследствии, доктор исторических наук ИАиЭ ДВО РАН, ведущей специалист по дальневосточному средневековью.

  

А.П. Окладников в поле

А.П. Окладников в кабинете 

Кроме целого ряда открытых А.П. Окладниковым памятников разных эпох, были знаменитые теперь Кумары – место обнаружения древнейших на Дальнем Востоке орудий труда, возрастом, вероятно, в несколько сотен тыс. лет.

А.П. Окладников

Неизвестным участком Приамурья для А.П. Окладникова к началу 60-х годов оставался Средний Амур. Наверняка, за несколько лет до начала работ на Среднем Амуре, он планировал их, о чем студенты-историки Благовещенского государственного пединститута узнали на лекциях своего преподавателя, профессора Василия Прокопьевича Малышева. В.П. Малышев принимал участие в археологических исследованиях в Средней Азии в отрядах известного специалиста по древностям эпохи средневековья С.П. Толстова и именно там познакомился с А.П. Окладниковым.

В.П. Малышев 

Из воспоминаний археолога, профессора Б.С. Сапунова:

«Начало археологии на кафедре было заложено В.П. Малышевым. Он читал лекционный курс по археологии на историческом отделении. Ранее работавший в археологических экспедициях в Средней Азии, он заинтересовал археологией молодых историков кафедры, студентов, договорился о сотрудничестве с виднейшим археологом академиком А.П. Окладниковым.

В июле 1961 года состоялась совместная с новосибирскими археологами экспедиция, в которой участвовали А.П. Деревянко, Л.Н. Гудков и Б.С. Сапунов. Первый год работы на археологических раскопках был трудным: отсутствовали палатки, спальные мешки и другие необходимые экспедиционные принадлежности. Но романтика поиска захватывала... Очень помогали интереснейшие беседы А.П. Окладникова об археологии, его исследованиях, экспедициях.

К концу первого полевого сезона, который закончился в конце октября, у нас вполне сформировалось устойчивое желание - стать археологами. Зимой 1961 года создаем археологический кружок, в котором с энтузиазмом занимаются студенты, пишут доклады, начитывают специальную литературу. Кружок, которым интересовался А.П. Окладников, перерос в сплоченную группу единомышленников, проводивших большую работу по выявлению и интерпретации археологических памятников».

Действительно, в 1959 году первокурсники истфила, с увлечением слушали лекции по археологии В.П. Малышева. На одной из них, знакомя студентов с ведущими археологами Советского Союза, он назвал и А.П. Окладникова, добавив, что в 1960 году он приедет в Амурскую область для продолжения исследований древностей Приамурья. Многие студенты, увлеченные археологией, в надежде своими руками помочь науке добывать древности Амура, с нетерпением ждали лета 1960 года. Но, прошли весна, лето. Наступил новый учебный год. Ожидаемой экспедиции так и не было… Часть желающих послужить археологии, постепенно стала о ней забывать. К тому же, и археология читалась только на I курсе, а о полевой практике тогда и разговоров не было. Правда, В.П. Малышева несколько поддержал энтузиазм студентов, сказав, что в 1961 году экспедиция, уже точно, будет работать в Амурской области. С первого курса нескольких студентов-историков, объединяла мысль о скором участии в работах археологической экспедиции. Среди них был и Толя Деревянко, который, как и все, с нетерпением ожидал 1960 года и приезда А.П. Окладникова. Разочарование его в отсутствии экспедиции было настолько велико, что он даже решил оставить институт и уехать поступать в один из вузов г. Владивостока. Друзья убедили его не спешить с принятием подобного решения. Сошлись на том, что если и в 1961 году не будет археологической экспедиции на Амуре, все вместе, оставив институт, уедут во Владивосток. К счастью, их ожидания оказались не напрасными.

В 1961 году исторический кружок, завоевавший на научных конференциях I-е место, был премирован одной тысячью новеньких рублей. По предложению А.А. Сидоренко, впоследствии ставшего на многие годы бессменным руководителем кафедры истории России БГПУ, члены кружка совершили историко-этнографо-геологическую экспедицию по Приморскому краю. Возвратившись из этой экспедиции, они узнали, что комитет ВЛКСМ разыскивает студентов, желающих поработать в археологической экспедиции. Лето, все разъехались по домам и заработкам. Собрать удалось 3-х человек: Анатолия Деревянко, Льва Гудкова и Бориса Сапунова.

В ожидании приезда А.П. Окладникова, временный начальник отряда, старейший участник многих археологических экспедиций, великолепный методист археологических разведок и раскопок Н.Н. Забелина вывезла студентов для проведения разведочных работ в Благовещенский район. Новичков удивило, что она, не обращая внимание на нудный моросящий дождь, вывела отряд для проведения работ (как позже они поступали и сами: хорошая погода – на раскопе, кратковременные моросящие, не ливневые дожди – разведка). С трепетом и благоговением принимали студенты из рук руководителя фрагменты керамики, каменные отщепы и даже орудия из шурфов, густо испачканные мокрой землей, бежали к первой луже отмыть находки и лопаты, на которые налипало по несколько килограммов грунта. Их поражало обилие памятников древности. Удивляла почти безошибочность «нюха» на них Н.Н. Забелиной. Когда выехали на машине в сторону обрывистого, скалистого берега Амура, в районе с. Кукуй (Аэропорт) и получили задание обращать внимание на рвы и насыпи, как у старых окопов, удивились еще больше. Начинающим археологам объяснили, что именно так выглядят древние укрепленные поселения – городища! Не прошло часа, как городище было обнаружено. Заложен раскоп. Впервые молодежь приобщилась к таинству исследования  событий, происшедших много веков назад! На территории укрепления прослеживались большие углубления – западины древних жилищ типа землянок или полуземлянок, одну из которых участники отряда раскопали.

Дождливая погода и раскисшая полевая дорога вынудили здесь же у крепости установить лагерь. Он состоял из одной палатки, застеленной сеном и соломой, да кострища в 10 метрах от нее. Машина в 150-200 м севернее дополняла пейзаж. Ни спальников, ни пологов, ни посуды для приготовления пищи не было. Обходились небольшой кастрюлькой водителя, москвича Василия Ивановича. В ней он готовил на платформе, сопровождая машину из Москвы. Как выяснилось, продукты тоже отсутствовали. Приходилось занимать их опять-таки у запасливого водителя.

Никто не знал, что оборудование экспедиции отправлено «малой скоростью» и еще не прибыло. Не пришел и денежный перевод, за которым Нина Николаевна ежедневно отправляла машину в город. В ситуации, когда и хлеба-то было не вдоволь, студенты вечерами забрасывали в Амур закидушки с наживой, а утрами приносили, на радость, «доппаёк».

Отчаявшись, начальница отправила А.П. Окладникову телеграмму – SOS «Сидим Кукуе денег продуктов нет ждем Вас». Это послание, успешно переиначенное телеграфисткой в «Сидим кукуем денег продуктов нет ждем Вас», раздосадовало А.П. Окладникова, и вылилось в солидную «накачку», так как он по тексту телеграммы понял: отряд бездельничает и ждет его!

Работали будущие светила археологии от зари до зари и очень удивились раздраженному тону «шефа» (как его называли сотрудники), которым он отчитывал Н.Н. Забелину. В это время заканчивались работы по разборке котлована жилища, но никак не удавалось найти один из угловых столбов древней конструкции... После нескольких минут общения с Ниной Николаевной, голос «шефа» становился все» мягче и мягче и вот он уже на отвале грунта, выброшенного из котлована жилища, с улыбкой здоровается с отрядом. Был он в светлых китайских хлопчатобумажных брюках, легкой куртке, дермантиновых сапогах (носком одного из которых ловко поддевал грунт, поднимал и внимательно рассматривал какие-то предметы, мелкие фрагменты керамики, не переставая вести разговор), в шляпе, выше среднего роста, худощав, подвижен. Чисто выбритое лицо покрыто густым загаром. Осмотрев раскоп, указал на один из его углов, сказав: «Прирежьте здесь и сделайте зачистку». Прирезали, зачистили... И сразу вспомнили рассказы об удивительной способности А.П. Окладникова видеть сквозь землю! К удивлению всех, то, что не могли найти долгое время, четко вырисовывалось в раскопе коричневатым круглым пятном в северо-западном углу жилища. Это был четвертый опорный столб, вернее, то, что осталось от него...

Вечером, за общим ужином, Алексей Павлович с юмором рассказал о впечатлении, оставленном полученной телеграммой, из содержания которой следовало, что отряд отсиживается где-то, не занимаясь работой. Рассказ Нины Николаевны о проведенной разведке и осмотр раскопа, зачищенного с большой тщательностью, десятки кубометров выброшенного грунта, вероятно, произвели на А.П. (как в дальнейшем, «за глаза» называли его) хорошее впечатление. Закончив раскоп на первом жилище городища в пади Степаниха, заехав в Благовещенск и получив инвентарь для работ в поле, небольшой отряд двинулся вниз по Амуру открывать неизвестные и неописанные страницы древней истории Приамурья.

Состав отряда представлял собой группу разновозрастных, разных по профессиям, статусу, характеру, наклонностям, эмоциям и физическим данным людей, но объединенных единой целью: искать и исследовать памятники древности, каких бы трудностей это не стоило. Естественно, непререкаемым авторитетом, кому все буквально «заглядывали в рот» был Алексей Павлович Окладников. Вторым человеком науки был Виталий Епифанович Ларичев, к которому как-то сразу прилипло прозвище «лорд». За его внешность, манеру говорить и посматривать свысока, с усмешкой на мир, он ассоциировался с английским лордом, которого ни один из юных амурчан, конечно, никогда не видел. Уважаемая и почитаемая Нина Николаевна Забелина маленькая, сухонькая, но всегда в работе. Бабушка, она в любую погоду, надев брезентовый плащ, могла весь световой день проводить в раскопе, на коленях, ведя разборку культурного слоя. Кормилица и главный финансист Вера Федоровна Кантонистова постоянно контролирующая, вместе с Галиной Прониной, питание и проведение лечебных процедур Алексеем Павловичем. И, конечно, водитель машины Василий Иванович. От него зависело не только успешное проведение разведки, но и решение чисто житейских вопросов: наточить лопату – нужен напильник; обувь – шило и дратва; нарубить дров – топор; открыть консервы – «открывашка». Замыкали состав отряда студенты БГПИ Гудков Лев, Деревянко Анатолий и Сапунов Борис.

Анатолий Деревянко и Борис Сапунов

Б.С. Сапунов, А.П. Окладников, А.П. Деревянко на археологических раскопках (1960-е годы)

В результате, студенты-историки Благовещенского государственного пединститута становятся основной «ударной силой» Дальневосточной археологической экспедиции, проводящей исследования по всему Дальнему Востоку. Занятия в археологическом кружке и работа а экспедициях определили жизненный путь многих наших студентов. Б.С. Сапунов, закончив обучение в качестве студента, продолжил работать в Благовещенском государственном пединституте и вскоре возглавил Археологическую лабораторию.

Борис Семенович Сапунов родился 26 июля 1937 г. в селе Екатериновка Благовещенского района Амурской области. В настоящее время это село слилось с селом Михайловка. В 1951 г. он окончил Астрахановскую семилетнюю школу. С 1952 по 1955 гг. обучался в Благовещенском финансово-кредитном техникуме, после успешного окончания которого был направлен в Тыгдинский район на должность инспектора налогов и сборов с колхозов и населения. В 1956 г. Б.С. Сапунов служил в армии. После демобилизации в 1959 г. он поступил в Благовещенский государственный педагогический институт им. М.И. Калинина. Здесь в начале 60-х гг. студент Борис Сапунов встал на стезю археолога. Его наставником на археологическом поприще стал А.П. Окладников, набиравший студентов для раскопок на памятниках Амурской области. Борис Семенович Сапунов стал одним из любимых учеников и верным сподвижником академика. Окончив институт в 1964 г., Борис Семенович Сапунов был принят на работу в Амурский областной краеведческий музей научным сотрудником, а с 1965 по 1971 гг. являлся директором этого музея. В марте 1971 г. Борис Семенович Сапунов защитил кандидатскую диссертацию по археологии Приамурья, с сентября того же года стал работать на историческом факультете Благовещенского государственного педагогического института (позднее, университета). В 1994 г. он стал профессором кафедры отечественной истории.

Вплоть до 2005 г. Борис Семенович Сапунов возглавлял Благовещенскую археологическую лабораторию Института археологии и этнографии СО РАН. Со студенческих лет большая дружба связывала его с директором этого института академиком А.П. Деревянко. За плечами Бориса Семеновича Сапунова были археологические разведки и раскопки от Нижнего до Верхнего Амура. За годы исследовательской деятельности Борис Семенович Сапунов опубликовал около 100 научных и научно-популярных работ, воспитал сотни учеников, десятки из которых являются ныне кандидатами и докторами наук.

Наверное, не было на Дальнем Востоке и в Сибири археолога, который хотя бы не слышал о Борисе Семеновиче Сапунове или не читал его работ.

Б.С. Сапунов

Б.С. Сапунов на раскопе

Посвящение в Археологи

Во время учебных занятий

На лекции 

А.П. Деревянко - российский археолог, имя которого знает весь мир. А.П. Деревянко - действительный член РАН, директор Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН, академик-секретарь Отделения историко-филологических наук РАН, член Президиума АН, лауреат Государственной премии РФ (2001 год).  

Деревянко Анатолий Пантелеевич. Родился 9 января 1943 года в селе Козьмо-Демьяновка Тамбовского района Амурской области. Российский ученый-археолог, действительный член Академии наук СССР (1987), Российской академии наук (1991), лауреат Государственной премии Российской Федерации (2002), специалист в области археологии и древней истории Сибири и Дальнего Востока, автор трудов по археологии Приамурья. 

После окончания Благовещенского государственного педагогического института (1963) Анатолий Пантелеевич Деревянко был зачислен в аспирантуру отдела гуманитарных исследований Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения АН СССР. В 1965 году А.П. Деревянко защитил кандидатскую, а в 1971 году А.П. Деревянко защитил докторскую диссертацию. С 1971 года он занимал должность заместителя директора Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР, а в 1983 году стал его директором. С 2000 года А.П. Деревянко занимал пост директора Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук. В 2002 году он был избран академиком-секретарем Отделения историко-филологических наук РАН. 

Одним из главных направлений исследований А.П. Деревянко является изучение древнейших археологических культур Северной и Центральной Азии. Под его руководством комплексные экспедиции открыли более тысячи местонахождений древнего человека в каменном веке, около ста из них относятся к самому раннему периоду палеолита. В результате был получен обширный материал по древнейшей истории Евразии. Наиболее масштабные исследовательские проекты под руководством А.П. Деревянко развернулись в 1990-е годы. В ходе выполнения программы «Пазырык» были получены уникальные научные результаты по истории и культуре скифского мира.

С середины 1990-х годов академик А.П. Деревянко координировал проект по изучению палеоклимата планеты, в реализации которого принимали участие более двадцати институтов Российской академии наук. Большое значение имели интеграционные исследования палеолита на Алтае. Возглавляемая А.П. Деревянко совместная российско-монгольско-американская экспедиция в 1998-2000 годах провела изыскания, в результате которых были открыты памятники мирового значения. Разработанная ученым периодизация палеолита Монголии представляет собой попытку наметить эволюционные линии развития каменной индустрии этого региона. Еще одно направление исследований палеолитической эпохи аридной зоны Евразии под руководством А.П. Деревянко –  изучение каменного века Казахстана. Исследования в Западном Казахстане позволили рассмотреть ряд глобальных проблем раннего палеолита северо-западной части Азии. Академик А.П. Деревянко является одним из инициаторов создания и главным редактором серии книг «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока». В 2000 году он организовал журнал «Археология, этнография и антропология Евразии» на русском и английском языках. А.П. Деревянко – председатель Российского археологического общества, автор более 80 монографий и 800 научных статей. 

Анатолий Пантелеевич Деревянко

Студенческий научный кружок перерос в Общество археологов, в котором и сейчас активно работают студенты, учащиеся и учителя школ области. Начиная с 1961 года они принимают участие во всех исследованиях археологов на территории Амурской области. С их участием исследовались памятники эпохи палеолита, неолита, раннего железа и средневековья: Филимошки, Усть-Ту, Кумары, селемджинские палеолитические стоянки. Раскопки памятников неолита дали названия целым культурам: Новопетровская, Громатухинская, Осиноозерская, Михайловская и Владимировская средневековые культуры. Выявлены и поставлены на учет сотни новых памятников на территории Амурской области.

Удивительно, но первый год работы на Среднем Амуре Дальневосточной археологической экспедиции (ДВАЭ) принес много открытий не только отдельных памятников, но и новых культур. В 100 км от Благовещенска, ниже по Амуру, археологи, обследуя невысокую песчаную террасу в с. Константиновка, обнаружили много ножевидных пластин, призматических нуклеусов, галечных грузил. Раскоп, заложенный у старой школы, вывел на половину сохранившегося жилища-землянки, оставленного людьми ново-каменного века. Среди находок поражало обилие ножевидных пластин и орудий, выполненных на них: концевых скребков, резцов, проколок, наконечников стрел, скобелей и прочих орудий труда. Не последнее место занимали и грузила для сетей. Недалеко от очага более десятка галечных грузил лежали полукругом на полу древнего жилища. Рядом обнаружено еще одно, большое мраморное, пяти килограммов весом, со сквозным круглым отверстием в верхней части, такое, вероятно, использовалось для ставных неводов или каких-то ловушек типа морд, вершей и т.п. Вполне вероятно, озябший рыбак вошел в жилище, бросил у очага сеть, которая требовала ремонта, а сам, подбрасывая в огонь сухие ветки, с наслаждением протягивал к нему покрасневшие руки… Что случилось далее, можно только догадываться. Ясно одно: лежащая у очага сеть сгнила или сгорела, а грузила так и остались на века на полу, указывая на брошенную когда-то здесь сеть. В раскопе и в обрезе берега иногда встречались фрагменты сосудов с налепными рассеченными валиками.

Обилие находок на константиновском памятнике показалось незначительным после открытия стоянок этой же культуры на окраине с. Новопетровки. Здесь, в ходе нескольких лет раскопок, найдены тысячи предметов, характеризующих жизнь, быт древних поселенцев Новопетровки. В настоящем, эти памятники выделены в самостоятельную новопетровскую культуру, возраст которой около 12 тыс. лет.

Нуклеус (Новопетровская культура) 

Между селами Константиновка и Новопетровка находится одно из крупнейших в этом районе оз. Осиновое. Озеро, даже в наше время, довольно рыбное. До недавнего времени здесь произрастал лотос, ныне местные жители пытаются восстановить этот вид растения. По берегам озера произрастают и другие реликты: амурский бархат, дикий виноград, лимонник. Для строительства дороги в с. Новопетровку, грунт брали с возвышенностей в непосредственной близости от берегов озера. При обследовании бульдозерных выработок, найдены в большом количестве фрагменты сосудов с налепными рассечёнными валиками, похожими на константиновские и новопетровские, но, вместо ножевидных пластин, с ними обнаружены наконечники стрел, скребки, вкладыши и другие орудия, изготовленные из отщепов  с применением техники двусторонней ретуши.

В результате проведенных раскопок, учненые пришли к заключению о очень раннем переходе к производящим видам хозяйства поселенцев берегов Осинового озера. В жилищах в большом количестве найдены каменные шлифованные топоры, песты-терочники, мотыги, вкладыши для ножей (серпов?), зернотерки, большое количество остеологического материала (с преобладанием костей свиньи), фрагментов и целых сосудов с налепными рассеченными валиками, плоскодонных. На дне одного из них обнаружены зерна мелкого проса, вероятно чумизы.

Схожесть конструкции жилищ, форм и орнаментации сосудов, близость мест обитания наталкивала на мысль о том, что осиноозерская культура преемница и продолжательница новопетровской культуры. Некоторые исследователи, учитывая большую разницу хронологических рамок этих культур, высказывают несогласие с уже устоявшимся мнением об осиноозерской культуре и датируют ее III-II  тыс. до н. э.

 

Фрагмент керамики (Осиноозерская культура)

Двигаясь вниз по Амуру, у села Новопокровка, Архаринского района, студенты столкнулись с новой для них, но уже знакомой А.П. Окладникову культурой по разведке на Нижнем Амуре в 1935 году – нижнеамурской. Вероятно, на рубеже III-II тыс. до н. э. представители этой культуры проникли на Средний Амур и потеснили племена осиноозерской культуры, которые двинулись вверх по Амуру и Зее. Доказательством этого могут служить находки орудий труда и керамики нижнеамурского облика между оз. Осиновым и с. Новопетровкой, захоронение, впущенное в жилище осиноозерской культуры с сосудом, имеющим орнамент вертикальный зигзаг, нанесенный колесиком. Орудия труда и керамика осиноозерской культуры, жилища типа землянок прослеживаются на Верхнем Амуре и Зее, что лишний раз подтверждает выводы о вытеснении ее носителей со Среднего Амура.

Фрагмент керамического сосуда (Нижнеамурская культура) 

С каждым днем продвижения экспедиции на юго-восток, участок левобережья Амура, не обследованный А.П. Окладниковым, сокращался. Начались заморозки, а Алексей Павлович спешил дойти до села Пашково, Еврейской автономной области, где “щёки” Малого Хингана сжимают русло Амура до минимального расстояния, а течение усиливается настолько, что даже современные пароходы с трудом преодолевают его. На пути находился известный еще с XIX в. памятник на острове Урильском, обследовать который было необходимо, ведь находки раннее обнаруженные на нём   хранятся в Ленинграде. Из имеющихся сведений трудно было определить, к какому периоду отнести этот памятник. Первоначально, его отнесли к неолиту, затем, после обнаружения бронзовой «лапчатой» подвески карасукского типа,  – к эпохе бронзы, а после раскопок 1962-1963 гг., безоговорочно, к наиболее раннему этапу железного века (рубеж II-I тыс. – V-IV вв. до н.э.). Урильская культура, с ее характерной керамикой и набором орудий, широко распространялась по берегам Амура и его притоков и позднее повлияла на формирование польцевской и талаканской культуры. Довольно загадочными можно назвать многие близкие элементы в культурах урильской и янковской.

Бронзовая "лапчатая" подвеска с Букинского Ключа - аналог артефакта, обнаруженного на острове Урильском 

Древние орудия - грузило, резчик, рубило, наконечники стрел, скребок (Урильская культура) 

В этом же году началось обследование ложа будущего водохранилища Зейской ГЭС и берегов реки Зеи от поселка Бомнак  до Благовещенска. Открыты десятки памятников, относящихся к разным эпохам, от камня до позднего средневековья. В 18 километрах выше реки Селемджи в  Зею, с левого берега впадает река Громатуха. На стрелке рек выявлена многослойная стоянка человека эпохи нового камня, получившая идентичное с речкой название – громатухинская.

В отличие от оседлых среднеамурских неолитических культур, громатухинцы вели полукочевой образ жизни. Это были, судя по орудиям труда, охотники, а затем рыболовы и собиратели. Вместо стационарных жилищ – землянок, глубоко впущенных в землю, они проживали в наземных жилищах типа шалаша или чума. Ареал распространения этой культуры очень велик: бассейн р. Зеи, Верхнего Амура, вероятно, юга Якутии и востока Читинской области. Возраст неожиданно очень ранний для неолита. Вполне можно считать реальным распространение её на контактную зону с новопетровской, а на поздних этапах, с осиноозерской культурами. Это подтверждается находками керамики и орудий труда громатухинского типа на Среднем Амуре, а осиноозерской керамики, земледельческих орудий и жилищ типа землянок, в заполнении которых обнаружены керамика и орудия труда обеих культур в долине р. Зеи. Нельзя ли допустить, что осиноозерцы, с их производящими видами хозяйства, теснимые представителями нижнеамурской культуры, ушли к уже давно знакомым громатухинцам, неся им прогрессивные виды хозяйства, симбиоз которых и прослеживается на отдельных памятниках территории, занятой громатухинцами.

Ножевидные микролитические пластины (Громатухинская культура)

Тесловидно-скребловидные орудия (Громатухинская культура)

Каменные ножи (Громатухинская культура) 

Совершенно неожиданным явилось открытие в зоне затопления Зейской ГЭС, у с. Филимошки орудий труда, относящихся к глубокой древности, возрастом, возможно до 350-400 тыс. лет – времени существования в Китае синантропа, чопперов, чоппингов, орудий с выступом-носиком, грубых скребел и отщепов. По архаичности техники и формам их можно сравнить с наиболее древними орудиями человека. К сожалению, по ним нет ни одной абсолютной даты, несмотря на то, что в Амурской области выявлено три подобных местонахождения – Филимошки, Усть-Ту, Кумары. Все орудия найдены в переотложенном слое. Органических остатков с ними не обнаружено.

В 1960-е – 1970-е годы в бассейне Амура были исследованы десятки памятников, отнесенных к раннесредневековой мохэской культуре, что позволило с новых позиций интерпретировать открытые ранее поселения и могильники. Наибольший вклад в исследование памятников и изучение мохэской культуры внесла выпускница историко-филологического факультета БГПУ – Евгения Ивановна Деревянко. Она отметила, что уже в IV веке, на территории юга Дальнего Востока «существовали локальные варианты единой мохэской культуры». Среди присущих всем мохэским объектам признаков индикаторным стала керамика – «слабопрофилированные сосуды, украшенные по венчику налепными валиками». Различия локальных вариантов мохэ Е.И. Деревянко объясняет обширными географическими границами и большим хронологическим диапазоном истории этих племен.

Артефакты Мохэской культуры

 

Скульптурное изображение головы мохэского воина (камень)

В это же время, огромную работу по исследованию петроглифов и наскальных писаниц Амурской области вел другой известный выпускник БГПУ – Анатолий Иванович Мазин. В конце 1970-х А.И. Мазин руководил разведочными работами в зоне затопления водохранилища строящейся Бурейской ГЭС. Кроме того, он проводил этнографические исследования в среде амурских эвенков и других коренных народов юга Дальнего Востока.

В лагере 

Средненюкжинская писаница

Параллельно археологические памятники оставленные русскими землепроходцами исследовал выпускник историко-филологического факультета БГПУ 1969 года, Валерий Васильевич Сухих. Им была впервые раскопана значительная часть археологического памятника XVII века в селе Албазино и описан знаменитый Албазинский острог.

На раскопках в Албазино (1970-е годы)

Раскоп в Албазино

В 1980-е годы под руководством А.П. Деревянко проходили широкомасштабные исследования памятников в нижнем течении Селемджи. В них принимали активное участие Б.С. Сапунов, А.И. Мазин, В.В. Сухих, В.Н. и А.Н. Зенины, В.Г. Петров, Д.П. Болотин, А.В. Друзяка и другие выпускники БГПУ, связавшие свою жизнь с археологией. Работы проводились одновременно в нескольких местах, в результате была открыта селемджинская верхнепалеолитическая культура, появившаяся на территории современной Амурской области около 25 тысяч лет назад. В это время развивались родовые отношения, искусство, домостроительство. Увеличивалось количество типов орудий из камня, кости, рога, бивня мамонта. Через Дальний Восток заселялась палеоазиатами Америка; появлялись лук и стрелы. Основными занятиями людей были охота, собирательство, добыча рыбы. В области памятники этого времени выявлены: в г. Благовещенске, у сел Михайловка, Бибиково, Благовещенского района; Петропавловка, Буссе, Свободненского района; Новороссийка, Мазановского района; с. Кумары, Шимановского района; на реках - Селемдже, Быссе, Диме.

Череп бизона, бивень и зуб мамонта

Во второй половине 1980-х годов Б.С. Сапунов, Д.П. Болотин и Г.П. Литовченко исследовали  позднесредневековые археологические памятники Благовещенского района. В итоге была выделена Владимировская археологическая культура. XIV-XVII века – время существования этой культуры, распространенной вдоль нижнего течения Зеи. Носителями культуры являлись совместно проживавшие дауры и потомки мохэ и чжурчжэней – дючеры (по Б.О. Долгих «Одаурившиеся тунгусы»). Культура характеризуется наличием монгольских и тунгусских черт в материальной и духовной сферах.

Украшения из бронзы и стекла (Владимирская культура) 

Фрагмент захоронения (Владимирская культура) 

С 1987 по 2001 годы в Амурской области в зонах затопления Бурейской и Нижебурейской ГЭС работала Бурейская археологическая экспедиция, под руководством ведущего научного сотрудника ИАЭТ СО РАН Сергея Павловича Нестерова. Основными результатами проведенных в этот период работ явились: открытие талаканской культуры раннего железного века; выделение раннесредневековой михайловской культуры и ее новая этническая интерпретация, новая схема стратиграфической смены культур в раннем железном веке и средневековье и, как следствие, новая реконструкция этногенеза и истории народов Западного Приамурья.

Сосуд со стоянки Усть-Талакан (вид спереди и сзади)

Главным же результатом работы Бурейской экспедиции стало то, что долина реки Буреи перестала быть белым пятном на археологической карте Приамурья. Совместно с новосибирскими коллегами в исследованиях Бурейской экспедиции в разное время учувствовали археологи БГПУ – Д.П. Болотин, Б.С. и И.Б. Сапуновы, О.А. Шеломихин.

 

Д.П. Болотин во время учебных занятий по археологии

В 1990-х и начале 2000-х годов успешно функционировала совместная археологическая лаборатория ИАЭТ СО РАН и БГПУ. Под руководством Б.С. Сапунова и Д.П. Болотина ее сотрудники и студенты историко-филологического факультета работали на многослойных памятниках у сел Прядчино, Михайловка, Сергеевка Благовещенского района и Чесноково, Михайловского района.

Троицкие сосуды могильника Шапочка (Михайловский район)

Божество буддийского культа (позднее Средневековье) 

Преподаватели и студенты БГПУ неоднократно принимали в совместных международных экспедициях ИАЭТ СО РАН с Цзилиньским  университетом (КНР) – в 2004 и 2006 гг. (руководитель С.В. Алкин), и с Государственным исследовательским институтом культурного наследия (Республика Корея) – в 2007-2009 гг. (руководитель С.П. Нестеров). 

  
Перед началом раскопок: С.В. Алкин, Б.С. Сапунов, С.П. Нестеров 
 
 
Б.С. Сапунов и Д.П. Болотин со студентами в Археологической лаборатории
 
 
На раскопках Троицкого могильника (2000-е годы)
 
  
Раскопки поселения на озере Осиновом (2009 год)

С 1971 года, в течение 35 лет, археологическими исследованиями в БГПУ руководил Борис Семенович Сапунов. За эти годы в недрах научной археологической лаборатории университета скопилось большое количество артефактов и различных материалов, связанных с древней историей Амурской области и Дальнего Востока. Все они были подвергнуты тщательному научному изучению, по результатам которого вышло в свет множество публикаций. Часть обработанных материалов отправлена в Институт Археологии и Этнографии СО РАН, другие переданы в фонды Амурского областного краеведческого музея, но наиболее значительные по количеству и репрезентативности находки скопились в стенах университета. И у преподавателей, и студентов не раз возникала мысль об экспонировании результатов своей научной деятельности, однако отсутствие необходимой финансовой базы и помещения не позволяло осуществить задуманное...

В Археологической лаборатории (1970-е годы)

В Археологической лаборатории (1980-е годы) 

Борис Семенович Сапунов в Археологической лаборатории (2000-е годы)

В 1999 году руководство Благовещенского государственного педагогического университета приняло решение о создании вузовского музея археологии. В этом деле его поддержал Институт Археологии и Этнографии СО РАН, в лице академика А.П. Деревянко. Научное руководство осуществлялось  Б.С. Сапуновым и  Д.П. Болотиным. Около года длилось строительство музея и оформление экспозиции, под руководством начальника музейного комплекса БГПУ О.А. Шеломихина. Музей начал работу в сентябре 2000 года, его официальное открытие приурочили к 70-летнему юбилею педагогического университета и историко-филологического факультета. В 2007 году музею присвоено имя профессора Бориса Семеновича Сапунова.

В.В. Сухих, О.А. Шеломихин, А.В. Друзяка в Музее археологии БГПУ 

Из студентов Благовещенского государственного педагогического университета (института), некогда, робко вступивших на поприще археологии выросли: академик А.П. Деревянко, доктора исторических наук Е.И. Деревянко, А.И. Мазин, В.Н. и А.Н. Зенины, кандидаты исторических наук Б.С. Сапунов, В.В. Сухих, Д.П. Болотин, А.А. Цыбанков, О.С. Кудрич, О.А. Шеломихин. Готовят к защите кандидатские диссертации Д.П. Волков, И.Б. Сапунов и другие.

А.П. Деревянко и Б.С. Сапунов на встрече выпускников (2004 год)

С 2002 года историческое отделение ИФФ БГПУ обучает студентов по специальности – преподаватель истории со специализацией археология.

Ряд выпускников БГПУ последнего десятилетия являются сотрудниками «Центра по сохранению историко-культурного наследия Амурской области», которым руководит Н.Н. Зайцев. В свое время он работал в БГПУ, где и увлекся археологией, а позднее создал центр, который проводит большую работу по поиску, паспортизации и исследованию археологических памятников нашего региона. Заместитель руководителя центра – Д.П. Волков, выпускник БГПУ 2003 года, является одним из руководителей археологической практики студентов на историческом отделении историко-филологического факультета и преподает ряд дисциплин археологической специализации.

День Археолога - 15 августа 

Традиционный обряд посвящения в Археологи

Также в последние годы археологической практикой в различных районах Амурской области руководили Д.П. Болотин, А.В. Друзяка, И.Б. Сапунов, В.В. Сухих, О.А. Шеломихин. Студенты с удовольствием проходят практику, во время которой они приобретают профессиональные навыки исследования археологических объектов и интересно и с пользой проводят свое свободное время.

Традиционным стал День Археолога, который приходится на 15 августа. Именно в этот день происходит обряд посвящения "новичков" в Археологи.

Посвящение в Археологи – традиция «археологички» (так называют практику студенты и преподаватели). Собравшиеся на праздник принаряжаются в экстравагантные одежды вроде рваных тельняшек, раскрашивают лица и обнаженные части тела наподобие индейцев, приветствуют друг друга, и начинается самая интересная часть праздника – посвящение. «Археолухи» (так называют новичков) делятся на две команды, судьями выступают руководители экспедиции. Участники выполняют несколько игровых заданий (смешных и требующих находчивости и твердости духа одновременно – один Шкуродер чего стоит!) Зато потом можно наслаждаться жизнью, потому что «археолухи» получают гордое звание археологов, в чем и дают клятву, предварительно присягнув Духу археологии на черепе или (за неимением) на закопченном самоваре. А потом все купаются (проходя обряд совместного крещения), веселятся и придумывают, чем еще можно будет потешить свою душу на досуге. Ведь у археолога трудная работа, после которой нужно обязательно хорошо отдыхать.

В ходе археологических исследований принимали активное участие и сотрудничали с БГПУ руководители Областной станции детского и юношеского туризма и экскурсий – А.А. Иванкин и С.Р. Маркарян. Последний, являясь заместителем директора станции и руководителем археологического кружка, преподает на историко-филологическом факультете, который когда-то также успешно окончил.

За 50 лет стационарных исследований, в Амурской области выявлено более 1300 памятников археологии, относящихся к различным периодам истории: от палеолита до освоения русскими Дальнего Востока в XVII в. Изучены десятки памятников, открыты новые культуры, на материалах которых написаны сотни статей и десятки монографий. Но если посмотреть на археологическую карту Амурской области, то станет ясно – большая ее часть представляет «белое пятно». Потребуется еще много поколений археологов для его ликвидации. И, наверняка, среди них значительную, а, возможно, большую часть будут составлять выпускники Благовещенского государственного педагогического университета.

История археологии в Амурской области продолжается... 

 

Более подробно узнать об истории археологических исследований в Приамурье Вы можете, ознакомившись со статьей "Археология в БГПУ", которая находится ЗДЕСЬ.

 

Болотин Д.П., Сапунов Б.С. Древние культуры Приамурья. – Благовещенск: Изд-во АмГУ, 2000.

 

Предлагаем также ознакомиться с Каталогом артефактов в Археологическом музее БГПУ

 

ЗДЕСЬ Вы можете ознакомиться с ПРЕЗЕНТАЦИЕЙ, подготовленной по итогам Археологической практики студентов историко-филологического факультета, состоявшейся в 2009 г.

 

Медиа-материалы "Археологический лагерь КОПАТЫЧ-2009".

 

Медиа-материалы "Археологический лагерь КОПАТЫЧ-2010".

 

ЗДЕСЬ Вы можете ознакомиться с ПРЕЗЕНТАЦИЕЙ, подготовленной по результатам участия студентов историко-филологического факультета БГПУ в V Российской (с международным участием) археолого-этнографической конференции студентов и молодых ученых (Иркутск, 4-9 апреля 2010 г.).

 

ССЫЛКИ

ЦЕНТР ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ МИНИСТЕРСТВА КУЛЬТУРЫ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ

 
< Пред.   След. >
© Благовещенский Государственный Педагогический Университет
Историко-Филологический факультет
2010 г.